Белорусские реалии: между мечтой и политическими целями
12.02.2021 Мир

Белорусские реалии: между мечтой и политическими целями

Александр Безфамильный


Еще 17 августа 2020 года, под впечатлением мощных послевыборных протестов, президент Беларуси Александр Лукашенко открыто признал, что он засиделся у руля власти, пообещав рабочим мятежного Минского завода колесных тягачей новую конституцию и досрочные выборы. «Слушайте, я четверть века у власти. Сколько можно, конечно, я когда-то уйду. Может, через год или через два — это зависит от вас». Как отметил Александр Класковский, известный оппозиционный журналист, фраза «зависит от вас» была сказана как никогда кстати. «Рабочие так и не решились на национальную забастовку ни в августе, ни тем более в октябре, когда к этому призвала Светлана Тихановская [бывший кандидат в президенты]. На сегодня же контрреволюция торжествует, а теперь даже законодательно гайки зажмут так, что о стачке и не заикнешься». По мнению Класковского, сейчас Лукашенко выглядит намного увереннее, нежели пару месяцев тому назад. Таким образом, конституционные изменения и отставка столь долго находящегося у власти президента Беларуси в лучшем случае отошли на второй план.

Недавно для подкрепления своей позиции Лукашенко сделал ряд жестких заявлений. 26 января, во время встречи с новоназначенными руководителями правительства и госпредприятий, белорусский лидер уделил особое внимание сдерживанию протестных настроений. Эту же тему он поднял и во время встречи с новым директором химического предприятия «Гродно-Азот», который выпускает аммиак, жидкий азот, циклогексанон и пр. В августе 2020 года на этом предприятии проходили серьезные забастовки с политическими требованиями со стороны стачкома. Через два дня, 28 января, во время встречи, посвященной новым законодательным инициативам, Лукашенко сделал ряд весьма многообещающих заявлений. Во-первых, он набросился на «беглых членов оппозиции» (то есть тех, кого изгнали из страны или вынудили уехать), которые, по его словам, плюнули на предстоящее Всебелорусское народное собрание. При этом он пообещал пригласить на собрание в том числе представителей оппозиционной точки зрения, если они хотят вести диалог во имя страны. Во-вторых, Лукашенко заявил, что все больше и больше людей выражают ему поддержку. «И в упрек мне ставят: передайте президенту, чтобы он больше не говорил, что не хочет быть президентом. Я это услышал, молчу». Он также подчеркнул, что, хотя «полмиллиона» людей не голосовали за него, около «шесть миллионов человек» его поддержали. Однако это не так: даже согласно официальному подсчету голосов, которое многие отвергают, за Лукашенко было подано только 4 661 075 голосов избирателей.

Пожалуй самая важная серия заявлений, сделанных во время и после этой встречи, касалась предстоящего пакета документов, подготовленных Генеральной прокуратурой Беларуси. Среди них постановление о запрете «экстремистской» символики, включая бело-красно-белый флаг. Группа из 140 человек обратилась в Генеральную прокуратуру с ходатайством о запрете этого флага, как символа белорусских коллаборационистов, которые сотрудничали с нацистами во время Второй мировой войны. На первый взгляд, этот аргумент слаб и мотивирован предвзятостью заявителей. В конце концов, данный флаг впервые появился в 1917 году и стал знаменем недолговечной Белорусской Народной Республики (БНР) в 1918 году, то есть задолго до прихода нацистской Германии и начала Второй мировой войны. Более того, бело-красно-белый флаг стал символом нынешнего протестного движения, не имеющего отношения к каким-либо событиям военного времени. Одновременно готовится петиция в защиту бело-красно-белого флага, которая может собрать тысячи подписей. По мнению белорусского аналитика Артема Шрайбмана, если этот символ будет признан незаконным, он станет запретным плодом, а красно-зеленый государственный флаг будет политически ассоциироваться с нынешним режимом. Таким образом, полагает Шрайбман, решение властей запретить бело-красно-белую символику, вероятно, гарантирует возвращение бело-красно-белого знамени в качестве официального флага Беларуси (как это было в 1992–1995 годах), сразу же после ухода режима Лукашенко.

Периодически, аналогичные предложения, основанные на необъективности восприятия, также выдвигались некоторыми высокопоставленными западными советниками, которые формально поддерживают мирную смену режима в Беларуси. Одно из таких недавних предложений звучит так: «Соединенные Штаты должны называть Лукашенко бывшим президентом Беларуси. Посол США в Беларуси Джули Фишер должна занять свой пост в Минске и посещать Вильнюс по мере необходимости, но не вручать Лукашенко свои верительные грамоты». В случае реализации данной стратегии, посол США будет заперта в особняке посольства на углу Старовиленской и Коммунистической улиц Минска. Возможно, она также сможет посещать находяшийся неподалеку Оперный театр. Но наверняка можно будет исключить возможность любых попыток с ее стороны, пусть даже незначительных, хоть как-либо повлиять на ситуацию в Беларуси. Возможно, это не слишком оригинальный ответ на публичное заявление министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея: «Мы заинтересованы в отношениях с США и прибытии американского посла».

На самом деле, помимо жесткой и уверенной риторики, существует много других причин полагать, что Лукашенко все еще не готов покинуть свой пост. Одна из них — настойчивая поддержка Кремлем легитимности белорусского президента. Другая — недавний разговор Лукашенко с председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином, который пообещал поддержку по всем ключевым вопросам. Даже российский оппозиционно настроенный журналист Виктор Шендерович в своем недавнем интервью на «Радио Свобода» заявил, что «у Лукашенко еще шесть лет в запасе». Не менее важным является факт, что Максим Богрецов, член Координационного совета (возглавляемого Светланой Тихановской), пользующийся высоким авторитетом и все еще находящийся в Минске, а не за решеткой, подал заявку на избрание во Всебелорусское народное собрание. Будучи старшим вице-президентом американской IT-компании EPAM с офисом в Минске, Богрецов — прагматическая фигура.

Таким образом, в политике не стоит путать мечты и политические цели. Безусловно, протестное движение в Беларуси живет. Но его членам и сторонникам необходимо готовиться к предстоящей битве и избегать действий или политики, которые могут оказаться контрпродуктивными.