Демагоги, а не диктаторы
11.02.2021 Политика

Демагоги, а не диктаторы

PUBLIC


На протяжении единственного срока Дональда Трампа на посту президента Соединенных Штатов его оппоненты как в демократической, так и в республиканской партиях часто изображали президента потенциальным фашистским диктатором. Но с изгнанием Трампа из Белого дома эта аналогия стала несостоятельной. Итальянский лидер, на которого Трамп похож больше всего, это не фашистский диктатор Бенито Муссолини, а Сильвио Берлускони, скандально известный бывший премьер-министр.

Такие фигуры, как Трамп и Берлускони – магнаты или медиазвезды, выступавшие на выборах как демагоги-популисты, противники истеблишмента, – не редкость в современных западных демократиях. В Европе к их числу принадлежат такие законно избранные лидеры, как премьер-министр Чехии Андрей Бабиш, один из самых богатых людей государства; бывший президент Украины Петр Порошенко, в прошлом «шоколадный король» своей страны, и другие.

Хотя Трамп – первый настоящий демагог, избранный на пост президента США, но актеры или плутократы, выставлявшие себя защитниками простых людей, были основными фаворитами на выборах мэров и губернаторов не одно поколение. В частности, карьера медиазвезды все чаще становилась основой успеха на выборах в Америке.

В 1930-х годах звезда кантри-радио У. Ли «Паппи» О’Дэниел стал губернатором Техаса, а затем сенатором США. В 60-80-е годы Рональд Рейган превратился из голливудского актера в губернатора Калифорнии, а затем попал и в Белый дом. Джесси Хелмс, покойный сенатор от Северной Каролины, начинал как радиоведущий правого толка. Затем, в 1999 году, популярный на телевидении борец Джесси Вентура (который вместе с Трампом пытался возглавить Партию реформ Росса Перо) был избран на один срок губернатором Миннесоты, а в 2003 году кинозвезда Арнольд Шварценеггер стал губернатором штата Калифорния, вообще не имея политического опыта (Вентура ранее занимал пост мэра пригорода Миннеаполиса.)

Демагоги-популисты в демократических странах обычно не стремятся создавать полицейское государство – и даже если бы попытались, не смогли бы. В то время как фашистские диктаторы межвоенного периода пользовались поддержкой силовых, полицейских, бюрократических и деловых кругов в своих странах, популисты полагаются на поддержку отчужденных неэлитарных групп и, как правило, противостоят большинству других центров власти в обществе.

Поэтому многие яркие демагоги на юге Америки, такие как губернатор Луизианы (а затем сенатор США) Хьюи П. Лонг или семейная команда популистских губернаторов Техаса Джеймс «Па» и Мириам «Ма» Фергюсон, выступали за мелких фермеров и белый рабочий класс в противовес высшему классу, монополизировавшему богатство и политическую власть в своих штатах.

Некоторые демагоги эксплуатируют недовольство этнических меньшинств, вызванное их отчужденностью от богатства и власти. В первой половине двадцатого века Джеймс Майкл Керли, коррумпированный политик, четырежды избиравшийся мэром Бостона и один раз – губернатором Массачусетса, завоевывал и удерживал власть, выступая на стороне рабочих ирландско-американского происхождения против англо-американской протестантской элиты – так называемых бостонских браминов.

Но хотя демагоги-популисты могут обратить внимание на реальные проблемы некоторых избирателей, они почти никогда не выполняют того, что обещают последователям. Некоторые, как О’Дэниел из Техаса, становятся прикрытием интересов истеблишмента, тогда как другие просто формируют систему личного покровительства, используя свои официальные полномочия для обогащения членов семьи или друзей. Демагоги очень редко создают новые институциональные структуры, способные проводить реформы еще долгое время после их ухода с должности.

В случае с Керли его зять Эдвард Доннелли, выпускник Гарварда, играл роль, аналогичную роли зятя Трампа – выпускника Гарварда Джареда Кушнера. В Луизиане Лонг создал семейную династию, в которую входили его брат Эрл, который сменил его на посту губернатора, и Рассел Лонг, долгое время занимавший пост сенатора США от Луизианы.

В любом случае политическая карьера демагогических популистов, как правило, богата скандалами и коррупцией. У Берлускони были скандально известные вечеринки «бунга-бунга», а у Трампа была кассета «Доступ к Голливуду», где он хвастался сексуальным насилием над женщинами.

А еще известны случаи взяточничества и откровенных преступлений. Как и Керли, Берлускони был приговорен к тюремному заключению. Будучи политическим боссом Луизианы в 1930-х годах, Лонг заключил сделку с нью-йоркским гангстером Фрэнком Костелло о разделе прибыли от азартных игр в штате, в то время как его приспешники «вычитали» деньги из платежных ведомостей правительства штата в пользу фонда предвыборной кампании, известного как «ящик для вычетов». В Техасе «Па» и «Ма» Фергюсоны финансировали свою политическую машину, продавая помилования семьям осужденных преступников. Недавние сообщения о том, что союзникам Трампа платили за лоббирование помилования у уходящего президента, пахнут коррупцией, а не диктатурой.

Конечно, штурм Капитолия США сторонниками Трампа неизбежно привел к поверхностным сравнениям с нацистскими штурмовиками и итальянскими фашистскими чернорубашечниками. Но собственная история Америки предлагает более точные аналогии для понимания того, что собой представляет толпа MAGA. Не случайно в пьесе Теннесси Уильямса 1959 года Sweet Bird of Youth «Сладкая птица молодости» у персонажа по имени Босс Финли, демагога-лидера из южного штата, есть собственная банда («Молодежь за Тома Финли»), которую он натравливает на своих политических оппонентов.

Безусловно, демагоги в современных демократиях могут нанести большой вред, даже если они не могут (и не намерены) отменить выборы, создать полицейские государства и отправить своих противников в концентрационные лагеря. Но выступать против демагогов-популистов, когда они появляются, недостаточно. Нам еще необходимо понять, при каких условиях процветает подобный тип политиков.

Когда основные группы общества адекватно представлены через избирательную политику и такие институты, как профсоюзы, религиозные организации и общественные группы, демагоги-популисты редко находят значительную общественную поддержку. Только когда большие группы в данном городе, штате, провинции или стране чувствуют, что они лишены гражданских прав и игнорируются традиционными лидерами, у них возникает соблазн обратиться к ярким личностям «вне системы», которые утверждают, что представляют их, хотя обычно представляют только самих себя.

К сожалению, в то время как в современных западных обществах богатство и статус все больше концентрируются в руках узкого круга людей, промежуточные институты и местные сообщества пришли в упадок, а традиционные политические партии превратились просто в ярлыки, которые миллиардеры и знаменитости СМИ могут легко эксплуатировать. Это означает, что по-прежнему существуют благоприятные условия для новых Берлускони – и для новых Трампов.